Английская грамматика для русскоязычных

Английская грамматика - это очень просто, гораздо проще родной русской!
Нас многие годы обучали как туземцев, чтобы мы никогда не смогли общаться на равных с "цивилизованными" народами.

assucareira вскрывает мозг не только своими конспирологическими исследованиями, но и прорывным методом обучения английской грамматике.

В основе метода - квинтэссенция её 25-летнего опыта преподавания английского языка русскоязычным, португальцам и бразильцам, что позволило Веронике понять, как эффективно прогружать грамматику прямо в сознание студента.

Уважая и ценя знания, которые в нашей культуре традиционно даются безвозмездно, Вероника выложила материалы и тренажёры в общий доступ на сайте "Метод 12"
https://Metod12.com

Однако знать путь и пройти его - не одно и то же. Если кому-то подробных объяснений на сайте будет недостаточно и потребуется индивидуальная помощь в виде занятий по Скайпу, есть возможность записаться на уроки английского языка от самой Ассукарейры.

А если Вы уже знакомы с "Методом 12", будем благодарны за перепост в другие социальные сети, чтобы максимальное количество талантливых людей раскрыли миру свой потенциал, получив в свой арсенал ещё и свободное владение английским языком.

Ну вот и поговорили...

Встретились англичанин и американец...



Половина американцев не может сказать когда англичанин обзывается "идиотом".




P.S. Привет Дафне.
"Горькая правда" - "bitter truth" - distasteful to accept, admit, or bear. На самом деле "предмет отвращения".


Телевизор включает лимбическую систему зрителя.отключая высшую нервную деятельность

135536734_C_7yWj2UIAEB1zh (699x466, 88Kb)
1 августа 1981 года, под руководством Тавистокского института была разработана новая концепция телевидения как элемента технологии "бесшумного оружия". Речь шла о рождении телевизионного канала MTV, на котором сутки напролёт крутили музыку и который был создан объединёнными усилиями основных мозговых центров и институтов по промыванию мозгов с целью полного разрушения молодёжной культуры и утверждения в обществе очередной "смены поколений".
Американские и европейские дети ежедневно смотрят фильмы типа "Кошмар на улице Вязов" и "Вспомнить всё". Типичная для таких фильмов сцена: вы видите человека, у которого вдруг реалистично отслаивается кожа, обнажая пальцы в виде лезвий, которые начинают вытягиваться на несколько футов в длину... И вот уже жертва разрезана на кровавые ленточки. Это не развлечение. Это глубоко параноидальная галлюцинация, возникающая в голове под действием ЛСД. Худшее из того, что происходило в 1960-е годы, сегодня стало обыденностью. Благодаря Франкфуртской школе и её заговорщикам Запад погряз в наркотическом дурмане, из которого ему уже не дадут выбраться.
Когда вы смотрите телевизор, активность вашего правого полушария вдвое превышает активность левого, что само по себе является аномалией с неврологической точки зрения. Этот перекос вызывает всплеск производства в вашем организме природных опиатов - эндорфинов, в число которых входят бета-эндорфины и энкефалины. Эндорфины структурно идентичны опию и его производным (морфию, кодеину, героину и т.д.). Другими словами, телевизор действует как высокотехнологичная система накачки нашего организма наркотиками, и мы это действие чувствуем. Ещё один эффект, возникающий во время просмотра телевизора, связан с тем, что те области мозга, которые отвечают за высшую нервную деятельность, отключаются, зато максимально активизируется лимбическая система, низшие отдела мозга, подготавливающие организм к тому, чтобы в любой момент вступить в борьбу или бежать, реализуя глубоко укоренённые в подсознании инстинктивные программы реагирования на внешние стимулы. Кроме того, лимбическая система не способна отличить действительность от сфабрикованных образов (на это способна только кора головного мозга), поэтому мы реагируем на телевизионные программы так же, как если бы они были реальностью, выделяя соответствующие гормоны и т.д. Исследования показывают, что в долгосрочной перспективе чрезмерная активность низших отделов мозга влечёт атрофию высших отделов. Возможно, вы об этом не знаете, но уверяю вас, что люди, ежедневно занимающиеся промыванием мозгов, очень хорошо об этом знают.
Более 75 процентов людей всю информацию получают из телевизора. Всё, что льётся с телеэкрана, для большинства становится непреложной истиной. Ящик стал для них евангелием, высшим откровением. Телевидение делает президентов и свергает их
IMG_20190123_144156 (700x356, 26Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

солнце

Еще электронные библиотеки

 Благодаря 3.14-дорасу Мединскому и 3.14-дорам из эксмо, часть приходится использовать VPN.
 Пользуйте  безплатные и без регистрации VPN из браузера Хром.


1.

Институт этнологии и антропологии
http://iea-ras.ru/index.php?go=Files&in=view&id=393

например
О баранах и быках в жертвоприношениях
/ С.А. Арутюнов.

отв. ред. С.А.Арутюнов, Т.А. Воронина: ИЭА РАН. - М.:Наука, 2017. - 773 с.


2.
Библиотека иностранной литературы им. Рудомино
оцифровала часть своих фондов. В основном это редкие книги


3.
ThankYou.ru
портал музыки и литературы, предоставляемой бесплатно. Неплохой выбор книг в электронном формате fb2

4.

Проект Гутенберг
больше 46 тысяч электронных книг, преобладающий язык – английский.

5.

Арихив TarraNova
TarraNova размещает не только авторские тексты, но и переводы (с фамилиями переводчиков).
Известных книг тут мало, однако интересного и стоящего можно найти много.

7.

Президентская библиотека им. Ельцинда ( тормозит безбожно)
редкие книги из российских публичных библиотек по тематическим коллекциям.

8.
Артефакт
более 8 тысяч текстов.
Книги здесь не только на русском, но и на 32 других языках мира.
Все файлы доступны для скачивания только в формате doc.

9.
Библиотека Конгресса
Разумеется, есть русские книги, которых не достать в русских библиотеках


10.
https://anwap.club
Старинная литература


11.
Maxima Library
Христос

Порошенко может передать Варфоломею киевский храм, где был похоронен основатель Москвы

В субботу 12 января Петр Порошенко со свитой, в том числе главой ПЦУ Епифанием и супругой Мариной был замечен возле храма Спаса на Берестове, который примыкает с севера к Киево-Печерской лавре. Об этом стало известно "Стране".

Еще в октябре религиозный эксперт Николай Митрохин писал,что это одна из церквей, которая обещана Константинопольскому патриархату в обмен на Томос. 8 октября экзархи Константинопольского патриархата также посещали храм Спаса на Берестове, а ученый совет заповедника ещё в сентябре принял решение о демонтаже надгробия основателя Москвы Юрия Долгорукого, поскольку намечаемое соседство выглядело бы комично. Где оно будет размещено - не известно..

Фото: "Страна"

Церковь Спаса на Берестове - одна из древних церквей Киева. Это памятник истории и архитектуры. Храм XI века входит в комплекс Киево-Печерской Лавры.

Здесь в 1157 году был похоронен князь Юрий Долгорукий, который считается основателем Москвы. Ипатьевская летопись сообщает: "Киевский Князь Георгий Владимирович умер в Киеве, 15 мая, в среду на ночь, а заутро в четверг положили возле монастыря Святаго Спаса".

Collapse )

солнце

Я уже писал про эту библиотеку, но вдруг кому надо

Скачать можно все!
https://imwerden.de/thema.html


Некоммерческая электронная библиотека «ImWerden»
Библиотека основана 15 августа 2000 года. Сегодня 7 января 2019 года
«ВТОРАЯ ЛИТЕРАТУРА»
ПОСТУПЛЕНИЯ
ТЕМАТИЧЕСКИЙ
КАТАЛОГ АВТОРОВ
КНИЖНЫЕ СЕРИИ
ПО ГОДУ ИЗДАНИЯ
ПЕРИОДИКА
ИЗДАТЕЛИ
КОЛЛЕКЦИИ
Тематический каталог:
Древнерусская литература (55)
История Древнерусской литературы (17)
Русская литература XVIII века (201)
История русской литературы XVIII века (119)
Русская литература первой половины XIX века (262)
Русская литература второй половины XIX века (260)
Книги в старой орфографии (74)
История русской литературы XIX века (369)
Русская литература первой половины XX века (762)
Периодика начала XX века (48)
Русская литература второй половины XX века (410)
Русская литература XXI века (современная) (267)
История русской литературы XX—XXI веков (436)
История русской литературы (15)
Истории русской литературы (21)
Мемуары. Записки. Дневники (486)
Письма (295)
Биографии (280)
Теория литературы (31)
Лингвистика (103)
Словари (3)
Этимологический словарь славянских языков (39)
Энциклопедии, справочники, библиография (120)
Искусство, театр, балет, кино (115)
Музыка (36)
Философия, психология, педагогика (174)
Учебники, учебная литература (9)
История российской журналистики (10)
Книговедение (36)
Религиозная литература. История религии (57)
Этнография, география, народное творчество и социология (26)
Культурология (12)
Публицистика (112)
История (159)
История Древней Руси и Руси до XVII века (61)
История России XVIII века (43)
История России XIX века (31)
История России XX века (87)
Репрессии и ГУЛаг в СССР (32)
Читает автор (255)
Литературные чтения (32)
Документальное видео (58)
Архитектура, путеводители, путевые записи (66)
Полное собрание законов Российской Империи (49)
Юридическая литература (3)
Literature in English / Переводы с английского (126)
Literatur auf deutsch / Переводы с немецкого (143)
Aus dem Russischen ins Deutsche (1)
История немецкой литературы (19)
История Германии (4)
Littérature française / Переводы с французского (149)
Переводы с итальянского (20)
Скандинавская литература (22)
Переводы с испанского (51)
Другая иностранная литература (98)
Япония. Японцы. Японская культура и литература (21)
Критика и история иностранной литературы (67)
Детская литература (170)
Детская биб-ка „Лесенка“ (54)
Наука, техника и автомобили (39)
Другие публикации (3)
Рукописное наследие (8)
Ом

Чар Дхам - путешествие в Гималаи, Уттаракханд



Краткий отчет о Гималайском путешествии в мае – июне 2015. Паломничество по святым местам Гархвала (исторического региона Индии)  – Ямунотри, Ганготри, Кедрнатх и Бадринатх, а заодно прогулки по местным горам. Фотографии с рассказом о таинственном странствии в Индии.

Сбылась мечта побывать сразу во всех Чар Дхам – четырех особых святых местах, на севере Индии в Гималаях. Жара вынудила меня отправиться в горы, и я выбрал штат Уттаракханд, начиная с Ришикеша.
Collapse )
shumer, maya, pangea

Платформа Гребенникова, что открыл Виктор Степанович? Часть 1

Родился 23 апреля 1927, Симферополь — Умер 10 апреля 2001, Новосибирск.



«...Не так давно мы, люди, начали летать, сначала на воздушных шарах, затем на самолетах; сегодня мощные ракеты уже уносят нас к другим небесным телам... А завтра? А завтра мы полетим к другим звездам, с немыслимой сегодня скоростью, однако, даже соседняя галактика -туманность Андромеды, останется для нас недосягаемой какое-то время. Человечество, при условии, если заслужит звание Разумного, разгадает многие загадки Мироздания, перешагнет еще не один рубеж. Тогда станут досягаемыми любые миры из далеких уголков нашей Вселенной, удаленные от Земли на триллионы световых лет. Все это будет, ибо все это - дело Любви, Разума, Науки и Техники. В то же время, вот этой, моей любимой Полянки может не остаться, если я (мне больше положиться не на кого), не сумею сохранить ее для потомков. Полянки с ее шашечницами, пестрянками и голубянками, с ее бронзовками и пестрокрылками, с ее колокольчиками, подмаренниками и таволгой...» В. Гребенников. Отрывок из книги: Мой мир.



Ушел из жизни Виктор Степанович Гребенников, художник, энтомолог, эколог, астроном, писатель. После него остались картины (с уникальными макро портретами насекомых), научные публикации по энтомологии, экологии, астрономии. А также книги: «Миллион загадок», «Мой удивительный мир», «Тайны мира насекомых», «Письма внуку» и, наконец, изумительная книга «Мой мир», которая вышла в муках (с опозданием на пять лет) и оказалась книгой завещанием, книгой, подводящей итог всей его творческой жизни. Виктор Степанович был членом французского общества «Друзья Жана Анри Фабра»*, Международной ассоциации ученых исследователей пчел, членом Социального экологического союза и Сибирского экологического фонда. Виктор Гребенников - ученый естествоиспытатель, профессиональный энтомолог, художник и просто всесторонне развитый человек с широким спектром интересов. Многим он известен как первооткрыватель эффекта полостных структур (ЭПС). Но далеко не все знакомы с его другим открытием, также заимствованным из числа сокровенных тайн живой Природы. Еще в 1988 году он обнаружил проявление «анти гравитационного» эффекта хитиновых покровов некоторых насекомых. Но наиболее впечатляющий сопутствующий феномен данного явления, это феномен полной или частичной невидимости с эффектом искажения человеческого восприятия материального объекта, находящегося в зоне компенсированной гравитации. Имеется в виду то, что эта гравитация является следствием компенсации, или уравновешивания некоторой образовавшейся в пространстве - пустоты. На основе этого открытия, с использованием принципов рассматриваемых наукой бионика, автор сконструировал антигравитационную платформу, своего рода, летательный аппарат на гравитационной тяге. А также, практически разработал принципы управляемого полета со скоростью от 25 до 40 километров в минуту! С 1991 - 1992 года это устройство использовалось автором как средство быстрого передвижения. Эффект, связанный с биологическими природными структурами, занимает широкий спектр природных явлений, по всей видимости, свойственный не только некоторым видам насекомых. Из многочисленных феноменологических данных известны случаи понижения веса или полной левитации материального объекта во время направленного, сфокусированного, осознанного или неосознанного психофизического воздействия человека (телекинез *, левитация йогов).



Статья из журнала «Техника молодежи», № 4 за 1993 г.



В статье этой я убрал лишние кавычки, исправил некоторые синтаксические неточности и грамматические ошибки, бережно сохраняя первозданный колорит. Считаю ее важным историческим фактом и примером того, как все открыто лежит на поверхности, стоит только руку протянуть, но людям думать и пробовать что-то новое - не досуг! Зато выполнить готовую, «общепринятую» формулу, программу, директиву правительства, или команду какого-то начальника - куда уж проще. Детский сад, средняя школа, армия, институт, работа в какой либо организации, каком либо учреждении, на каком либо производстве. Все это пронизано ложью и несправедливостью «до мозга костей»! Все уже продумано и составлен гнилой план, еще до нашего рождения. План, который, как оказывается с течением многих лет, и есть тот большой тормоз, та самая большая глупость - из всех возможных, без которой Земля смогла бы развиваться намного быстрее, двигаясь по своему первозданному, поистине Райскому Пути. Вместо этого «все» (Стр. 54 п. 7), как заколдованные, тянут лямку страдальца и руками разводят, а как же? Ничего, мол, не поделаешь, такова жизнь... Прим. Bayorics.

Летом 1988 года, разглядывая в микроскоп хитиновые покровы насекомых, перистые их усики, тончайшие по структуре чешуйки крыльев бабочки, ажурные с радужным переливом крылья златоглазок и прочие Патенты Природы, я заинтересовался необыкновенно ритмичной микроструктурой одной из довольно крупных деталей. То была чрезвычайно упорядоченная, будто отштампованная на каком-то сложном автомате, композиция. На мой взгляд, такая ни с чем несравнимая ячеистость явно не требовалась ни для прочности этой детали, ни для ее украшения.

Ничего подобного, даже отдаленно напоминающего столь непривычный удивительный микроскопический узор, я не наблюдал ни в природе, ни в технике или искусстве. Оттого, что он объемно многомерен, повторить его на плоском рисунке или фото мне до сих пор не удалось. Зачем понадобилась такая структура в нижней части надкрылья? Тем более что почти всегда она спрятана от взора и нигде, кроме как в полете, ее не разглядишь.

Я заподозрил: не волновой ли это маяк, специальное устройство, испускающее некие волны, импульсы? Если так, то «маяк» должен обладать «моим» эффектом многополостных структур. В то поистине счастливое лето насекомых этого вида было очень много, и я ловил их вечерами на свет.

Положил на предметный столик микроскопа небольшую вогнутую хитиновую пластинку, чтобы еще раз рассмотреть ее странно-звездчатые ячейки при сильном увеличении. Полюбовался очередным шедевром Природы-ювелира и почти безо всякой цели положил было на нее пинцетом другую точно такую же пластинку с необыкновенными ячейками на одной из ее сторон. Но не тут-то было: надкрылье вырвалось из пинцета, повисело пару секунд в воздухе над своей парой, что на столике микроскопа, немного повернулось по часовой стрелке, съехало — по воздуху! — вправо, повернулось против часовой стрелки, качнулось и лишь тогда быстро и резко упало на стол. Что я пережил в тот миг — читатель может лишь представить... Придя в себя, я связал несколько «панелей» проволочкой, это удалось не без труда, и то лишь тогда, когда я взял их вертикально. Получился многослойный «хитиноблок». Положил его на стол. На него не мог упасть даже такой сравнительно тяжелый предмет, как большая канцелярская кнопка, что-то как бы обивало ее вверх, а затем в сторону. Я прикрепил кнопку сверху к «блоку» — и тут начались столь несообразные, невероятные вещи (в частности, на какие-то мгновения кнопка начисто исчезала из вида), что я понял это не только сигнальный маяк, но и более хитрое устройство, работающее с целью облегчения насекомому полета. И опять у меня захватило дух, и опять от волнения все предметы вокруг меня поплыли, как в тумане, но я, хоть с трудом, все-таки взял себя в руки и часа через два смог продолжить работу. Вот с этого примечательного случая, собственно, все и началось. А закончилось сооружением моего, пока неказистого, но сносно работающего гравитоплана. Многое, разумеется, еще нужно переосмыслить, проверить, испытать. Я, конечно же, расскажу когда-нибудь читателю и «тонкостях» работы моего аппарата, и о принципах его движения, расстояниях, высотах, скоростях, об экипировке и обо всем остальном. А пока — о первом моем полете. Он был крайне рискованный, я совершил его в ночь с 17 на 18 марта 1990 года, не дождавшись летнего сезона и поленившись отъехать в безлюдную местность. Неудачи начались еще до взлета. Блок-панели правой части несущей платформы заедало, что следовало немедленно устранить, но я этого не сделал. Поднимался прямо с улицы нашего Краснообска (он расположен неподалеку от Новосибирска), опрометчиво полагая, что во втором часу ночи все спят и меня никто не видит. Подъем начался вроде бы нормально, но через несколько секунд, когда дома с редкими светящимися окнами ушли вниз и я был метрах в ста над землей, почувствовал себя дурно, как перед обмороком. Тут какая-то мощная сила будто вырвала у меня управление движением и неумолимо потащила в сторону города. Влекомый этой неожиданной, не поддающейся управлению силой, я пересек второй круг девятиэтажек жилой зоны, перелетел заснеженное неширокое поле, наискосок пересек шоссе Новосибирск — Академгородок, Северо-Чемской жилмассив... На меня надвигалась — и быстро! — темная громада Новосибирска, и вот уже почти рядом несколько «букетов» заводских высоченных труб, многие из которых, хорошо помню, медленно и густо дымили: работала ночная смена...

Нужно было что-то срочно предпринимать. Аппарат выходил из повиновения. Все же я сумел с грехом пополам сделать аварийную перенастройку блок-панелей. Горизонтальное движение стало замедляться, но тут мне снова стало худо, что в полете совершенно недопустимо. Лишь с четвертого раза удалось погасить горизонтальное движение и зависнуть над поселком Затулинка. Отдохнув несколько минут — если можно назвать отдыхом странное висение над освещенным забором какого-то завода, рядом с которым сразу начинались жилые кварталы, — с облегчением убедившись, что «злая сила» исчезла, я заскользил обратно. Но не сразу, и не в сторону нашего научного агрогородка в Краснообске, а правее, к Толмачеву - хотел запутать след на тот случай, если кто меня заметил. И примерно на полпути к аэропорту, над какими-то темными ночными полями, где явно не было ни души, круто повернул домой... На следующий день, естественно, не мог подняться с постели. Новости, сообщенные по телевидению и в газетах, были для меня более чем тревожными. Заголовки «НЛО над Затулинкой», «Снова пришельцы?» явно говорили о том, что мой полет засекли. Но как! Одни воспринимали «феномен» как светящийся шар или диск, причем многие «видели» почему-то не один, а... два! Поневоле скажешь: «у страха глаза велики». Другие утверждали, что летела «настоящая тарелка» с иллюминаторами и лучами...

Не исключаю я того, что некоторые затулинцы видели отнюдь не мои аварийные экзерсисы, а что-то другое, не имеющее отношения к ним. Тем более что март 1990-го был чрезвычайно «урожайным» на НЛО и в Сибири, и в Нечерноземье, и на юге страны... Да и не только у нас, но и, скажем, в Бельгии, где ночью 31 марта инженер Марсель Альферлан отснял видеокамерой двухминутный фильм о полете одного из огромных «черных треугольников».
Они, по авторитетному заключению бельгийских ученых, не что иное, как «материальные объекты, причем с возможностями, которые пока не в состоянии создать никакая цивилизация».
Так уж и «никакая»? Берусь предположить, что гравитационные платформы-фильтры (или, назовем короче, блок-панели) этих «инопланетных» аппаратов были созданы на Земле,но на более солидной и серьезнее оснащенной базе, чем мой, наполовину деревянный, аппарат.
Я сперва хотел сделать платформу треугольной формы, она гораздо надежней, но склонился в пользу четырех угольной, потому что ее проще складывать. Сложенная, она напоминает чемоданчик, этюдник или «дипломат».

Почему я не раскрываю суть своей находки, принцип действия моего гравитоплана? Во-первых, потому, что для представления необходимых доказательств нужно иметь время и силы. Ни того, ни другого у меня нет. Знаю по горькому опыту «проталкивания» предыдущих находок, в частности, свидетельствующих о необычайном эффекте полостных структур. Смотрите, чем закончились мои многолетие хлопоты признании этого эффекта в научном мире: «По данной заявке на ваше открытие дальнейшая переписка с вами нецелесообразна». Кое-кого из Вершителей Судеб научного мира я знаю лично и уверен, попади к такому на прием, раскрой свой «этюдник», прикрепи телескопическую стойку, поверни рукоятки включения и воспари на его глазах к потолку - хозяин кабинета не среагирует адекватно, а то и прикажет выставить фокусника вон.

Вторая причина моего «нераскрытия» более объективна. Лишь у одного вида сибирских насекомых я обнаружил антигравитационные структуры. Не называю даже отряд, к которому относится уникальное насекомое: похоже, оно на грани, вымирания, и тогдашняя вспышка численности была, возможно, локальной и одной из последних. Так вот, если укажу семейство и вид - где гарантии того, что мало-мальски смыслящие в энтомологии злые люди, негодяи и предприниматели в одном лице - не кинутся по оврагам, луговинам, чтобы выловить, быть может, последние экземпляры этого Чуда Природы. Для чего не остановятся ни перед чем, даже если потребуется перепахать сотни полян! Слишком уж заманчива такая добыча. Надеюсь, меня поймут и простят те, кто хотел бы немедленно познакомиться с Находкой просто для интереса и без корыстного умысла, могу ли я сейчас поступить иначе ради спасения Живой Природы? Тем более что вижу как подобное, вроде бы, изобрел не только я, и уже воплощают, экспериментируя, развивая эту находку, но не торопятся оповестить об этом весь мир, предпочитая держать секрет при себе. Думаю потому, что это открытие можно использовать еще и в военных целях.


Глава V «Полет» Часть первая. (Из книги Виктора Гребенникова «Мой мир»)



Тихий степной вечер. Медно-красный диск солнца уже коснулся далекого мглистого горизонта. Домой выбираться поздно - задержался тут я со своими насекомьими делами и готовлюсь ко сну, благо, во фляжке осталась вода и есть противокомариная «Дэта», которая здесь очень нужна: на крутом берегу солоноватого озера великое множество этих надоедливых кусак. Дело происходит в степи, в Камышловской долине — остатке бывшего мощного притока Иртыша, превратившегося из-за распашки степей и вырубки лесов в глубокий и широкий лог с цепочкой вот таких соленых озер. Безветренно - не шелохнется даже травинка. Над вечерним озером мелькают утиные стайки, слышится посвист куликов. Высокий небосвод жемчужного цвета опрокинулся над затихающим степным миром. Как же хорошо здесь, на приволье!

Устраиваюсь у самого обрыва, на травянистой лужайке: расстилаю плащ, кладу рюкзак под голову; перед тем как лечь, собираю несколько сухих коровьих лепешек, складываю их рядом в кучку, зажигаю — и романтичный, незабываемый запах этого синего дымка медленно расстилается по засыпающей степи. Укладываюсь на свое нехитрое ложе, с наслаждением вытягиваю уставшие за день ноги, предвкушая еще одну, а это выпадает мне нечасто — замечательную степную ночь.

Голубой дымок тихо уносит меня в Страну Сказок, и сон наступает быстро: я становлюсь то маленьким, маленьким, с муравья, то огромным, как все небо, и вот сейчас должен уснуть; но почему сегодня эти кажущиеся «вредоносные изменения» размеров моего тела какие-то необычные, уж очень сильные; вот к ним добавилось нечто новое: ощущение падения - будто из-под меня мгновенно убрали этот высокий берег, и я падаю в неведомую и страшную бездну!


Радужница
Вдруг замелькали какие-то всполохи, и я открываю глаза, но всполохи не исчезают - пляшут по жемчужно серебристому вечернему небу, по озеру, по траве. Появился резкий металлический привкус во рту, будто я приложил к языку контакты сильной батарейки. Зашумело в ушах; отчетливо слышны двойные удары собственного сердца. Какой уж тут сон!



Жители озер Камышловской долины: жучок вертячка, клопик гребляк, личинка стрекозы (нападает на комариных личинок), плавунец, личинка веснянки, личинки ручейников (в домиках).
Я сажусь и пытаюсь отогнать эти неприятные ощущения, но ничего не выходит. Лишь всполохи в глазах - из широких и нерезких они превратились в узкие и четкие, не то искры, не то цепочки, и мешают смотреть вокруг. И тут я вспомнил: очень похожие ощущения я испытал несколько лет назад в Лесочке, а именно в Заколдованной Роще!
Пришлось встать и походить по берегу: везде ли здесь такое? Вот здесь, в метре от обрыва — явное воздействие «чего-то», отхожу от обрыва, вглубь степи на десяток метров — это «что-то» вполне явственно исчезает.



Вот она, открывшая мне одно из Чудес Природы - пчелка -Галиктус квадрицинктус (галикт четырехпоясковый), обитательница подземного «пчелограда».
Становится страшновато: один, в безлюдной степи, у «Заколдованного Озера»... Собраться быстренько и подальше отсюда. Но любопытство на этот раз берет верх: что же это все-таки такое? Может, это от запаха озерной воды и тины? Спускаюсь вниз, под обрыв, сажусь у воды, на большой комок глины. Густой сладковатый запах сапропеля — перегнивших остатков водорослей — обволакивает меня словно в грязелечебнице. Сижу пять минут, десять — ничего неприятного нет, впору где-то здесь улечься спать, но тут, внизу, очень сыро.


Забираюсь наверх обрыва — прежняя история! Кружится голова, снова какой-то «гальванический» кислотный вкус во рту, и будто меняется мой вес. То легкий я невероятно, то, наоборот, тяжелый, тяжелый; в глазах снова разноцветное мелькание... Непонятно: было бы это действительно «гиблое место», какая-то нехорошая аномалия — не росла бы тут, наверху, вот эта густая трава, и не гнездились бы те самые крупные пчелы, норками которых буквально испещрен крутой глинистый обрыв. А я ведь устраивался на ночлег как раз над их подземным «пчелоградом», в недрах которого, конечно, великое множество ходов, камер, личинок, куколок, живых и невредимых.



Иртыша, протекавшим рядом с Исилькулем. Теперь вместо реки — огромный лог с редкой цепочкой иссыхающих озер, со свалками на склонах, и еще сюда планируют провести канализационный сток...

Не так давно Камышловка была широким полноводным притоком. Так в тот раз я ничего не понял, и, не выспавшийся, с тяжелой головой, ранним летним утром, когда еще не взошло солнце, подался в сторону тракта, чтоб на попутке уехать в Исилькуль. В то лето я побывал на Заколдованном Озере еще четыре раза, в разное время дня и в разную погоду. К концу лета пчелы мои разлетались тут в невероятном количестве, доставляя в норки откуда-то яркожелтую цветочную пыльцу, одним словом, чувствовали себя прекрасно. Чего не скажешь обо мне: в метре от обрыва, над их гнездами — явственный «комплекс» неприятнейших ощущений, метрах в пяти — без таковых...



Старый обломок гнезда пчел галиктов. Видны входы в каморки (ячейки), часть вертикальной шахты (длинное углубление - ступенька).

И опять недоумение: ну почему же именно тут чувствуют себя прекрасно и растения, и эти пчелы, гнездящиеся здесь же в великом множестве, да так, что обрыв испещрен их норками, как не в меру ноздреватый сыр, а местами — почти как губка? Разгадка пришла много лет позднее, когда пчелоград в Камышловской долине погиб: пашня подступила к самому обрыву, который из-за этого обвалился, и теперь там не только ни норки, ни травинки, но и огромная гнуснейшая мусорная свалка. У меня осталась лишь горстка старых глиняных комков — обломков тех гнезд, с многочисленными каморками ячейками. Ячейки были расположены бок обок и напоминали маленькие наперстки, или, скорее, кувшинчики с плавно сужающимися горлышками; я уже знал, что пчелы эти относятся к виду Галикт четырехпоясковый — по числу светлых колечек на продолговатом брюшке.



Схематический разрез гнезда галиктов близ самой глубокой его части. Внизу — обломки гнезд, положенные дырочками вверх, дают особенно сильное излучение (особенно сильную эманацию).
На моем рабочем столе, заставленном приборами, жилищами муравьев, кузнечиков, пузырьками с реактивами и всякой иной всячиной, находилась широкая посудина, наполненная этими ноздреватыми комками глины. Потребовалось что-то взять, и я пронес руку над этими дырчатыми обломками. И случилось чудо: над ними я неожиданно почувствовал тепло... Потрогал комочки рукой — холодные, над ними же присутствует явное ощущение тепла; вдобавок - появились в пальцах какие-то неведомые мне раньше толчки, подергивания, «тиканья». А когда я пододвинул миску с гнездами на край стола и склонил над нею лицо, ощутил то же, самое, что на Озере: будто голова делается легкой и большой, большой, тело проваливается куда-то вниз, в глазах — искроподобные вспышки, во рту — вкус контактов батарейки, легкая тошнота...



Гнездовье пчел листорезов: пучок бумажных трубок, сплошь заполненных зелеными стаканчиками, сработанными из листьев. Чем больше заселение — тем ощутимее излучение.

Я положил сверху картонку — ощущения те же. Крышку от кастрюли — будто ее и нет, и это «что-то» пронзает преграду насквозь.
Следовало немедленно изучить феномен. Но что я мог сделать дома, без каких бы то ни было физических приборов? Исследовать гнездышки помогали мне сотрудники многих институтов нашего ВАСХНИЛ городка* (см. ниже). Но, увы, приборы не реагировали на них нисколько: ни точнейшие термометры, ни регистраторы ультразвука, ни электрометры, ни магнитометры. Провели точнейший химический анализ этой глины — ничего особенного. Молчал и радиометр... * ВАСХНИЛ (в СССР) - Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина. ВАСХНИЛ-городком по сей день называют в обиходе Краснообск, городок сибирских ученых аграрников под Новосибирском.



Равноотстоящие группы микроскопических хламидомонад быстро смазываются многополостной структурой, названной «Хрональным дикобразом Гребенникова» Смотри книгу А. И. Вейника «Термодинамика реальных процессов» (Минск, «Наука и техника», 1991 г.). Там подробно описаны и разъяснены разработки других авторов, земных и «инопланетных», в том числе есть информация о различных НЛО.
Зато руки, обычные человеческие руки — и не только мои, явственно ощущали над гнездовьями то тепло, то как бы холодный ветерок, то мурашки, то тики какие-то, то более густую, вроде киселя, среду; у одних рука «тяжелела», у других будто что-то подталкивало ее вверх; у некоторых немели пальцы, сводило мышцы предплечья, кружилась голова, обильно выделялась слюна.

Сходным образом вел себя пучок бумажных трубок, сплошь заселенных пчелами листорезами. В каждом тоннеле помещался сплошной ряд многослойных стаканчиков из обрезков листьев, закрытых вогнутыми круглыми — тоже из листьев — крышечками; внутри стаканчиков — шелковые овальные коконы с личинками и куколками. Я предлагал людям, ничего не знающим о моей находке, подержать ладонь или лицо над гнездовьем листорезов, и все подробно протоколировал. Результаты этих необычных экспериментов вы можете найти в моей статье «О физико-биологических свойствах гнездовий пчел опылителей», опубликованной в третьем номере «Сибирского вестника сельскохозяйственной науки» за 1984 год. Там же приведена и формула открытия — краткое физическое объяснение этого удивительного явления. Отталкиваясь от исследования пчелиных гнезд, я создал несколько десятков искусственных «сотов» из пластика, бумаги, металла, дерева. И оказалось, что причина всех этих непривычных ощущений — никакое не «биополе». А размеры, форма, количество и взаиморасположение полостей, образованных любыми твердыми телами. И по-прежнему организм это чувствовал, а приборы «молчали».



Назвав находку эффектом полостных структур — ЭПС, я продолжил и разнообразил опыты, а Природа, в свою очередь, раскрывала мне свои сокровенные тайны одну за другой...
Полости между непонятными до сих пор выростами на теле насекомых оказались специальными волновыми «маяками». В центре (крупномасштабно) — сибирский жук носорог.



Оказалось, что в зоне действия ЭПС заметно угнетается развитие сапрофитных * (см. ниже) почвенных бактерий, дрожжевых и иных грибков, прорастание зерен пшеницы. Меняется поведение микроскопических подвижных водорослей хламидомонад, появляется свечение личинок пчел листорезов, а взрослые пчелы в этом поле ведут себя намного активнее, и работу по опылению растений заканчивают на две недели раньше. На рисунке слева, кроме прочего, изображен прибор для объективной регистрации ЭПС, о нем будет более подробная информация далее по тексту. Сапрофитные организмы, значит - питающиеся мертвыми останками растений.

Оказалось, что:

1. ЭПС ничем не экранируется, подобно гравитации, действуя на живое сквозь стены, толстый металл и другие преграды.
2. Если переместить ячеистый предмет на новое место, то человек ощутит ЭПС не сразу, а через несколько секунд или минут, в прежнем же месте остается «след», или, как я, шутя, назвал его, «фантом», ощутимый рукою через десятки минут, а то и спустя месяцы.
3. Оказалось, что поле ЭПС убывает от сотов не равномерно, а окружает их целой системой невидимых, но иногда очень четко ощутимых «оболочек».



Сантиметровая стенка заземленной стальной капсулы — не помеха для «всепроникающего» ЭПС... Трудно представить, что сквозь ее броню запросто проникают волны крохотного легкого осиного гнездышка, которое видно на снимке.
4. Животные (белые мыши) и люди, попавшие в зону действия даже сильного ЭПС, через некоторое время привыкают к нему и адаптируются. Иначе и быть не может: нас ведь повсюду окружают многочисленные большие и малые полости, решетки, клетки — живых и мертвых растений (да и наши собственные клетки), пузырьки всяких там поролонов, пенопластов, пенобетонов. Сами наши комнаты, коридоры, залы, многослойные кровли. Пространство между деталями различной техники - пультов, приборов, автомашин. Пространство между деревьями в лесу, зданиями в городе...
5. Оказалось, что «столб» или «луч» ЭПС сильнее действует на живое тогда, когда он направлен в противосолнечную сторону (от Солнца), а также вниз, к центру Земли.
6. В сильном поле ЭПС иногда начинают заметно «врать» часы, даже механические, и тем более электронные — не иначе как тут задействовано само Время. Его частицы - хрононы, мельчайшие, элементарные и не дробимые «кванты времени».
7. Оказалось, что все это — проявление Волн Материи, вечно подвижной, вечно меняющейся, вечно существующей, и что за открытие этих волн физик Луи де Бройль * еще в 20-х годах получил Нобелевскую премию, и что в электронных микроскопах используются эти волны. Оказалось... да много чего оказалось, но это уведет нас в физику твердого тела, квантовую механику, физику элементарных частиц, то есть далеко в сторону от главных героев нашего повествования — насекомых.

А ведь мне удалось-таки сделать прибор для объективной регистрации ЭПС, отлично реагирующий на близость гнезд, созданных насекомыми. Вот он: герметический сосуд, в котором на паутинке, наклонно, подвешена соломинка или обожженная веточка — рисовальный уголь;
на дне немного воды, чтобы исключить электростатику, мешающую опытам при сухом воздухе. Наводишь на верхний конец индикатора старое осиное гнездо, пчелиные соты, пучок колосьев — индикатор медленно отходит на десятки градусов... Такой прибор изображен на рисунке (Стр. 9). Чуда здесь нет: энергия мерцающих электронов обоих многополостных тел создает в пространстве систему суммарных волн, волна же это энергия, способная произвести работу по взаимному расталкиванию этих предметов даже сквозь преграды, подобные толстостенной стальной капсуле (фотография на стр. 10). Трудно представить, что сквозь ее броню запросто проникают волны крохотного легкого осиного гнездышка, которое видно на снимке, и индикатор внутри этой тяжеленной глухой капсулы убегает от давно нежилого, пустого осиного гнезда порой на пол оборота, и это так. Людей сомневающихся прошу посетить Музей агроэкологии под Новосибирском, где вы увидите все это своими глазами.



Сотовый прибор, обезболивающее средство.

Там же, в Музее, стоит действующий сотовый прибор, обезболивающее средство; каждый, севший на этот стул под футляр, в котором находятся несколько рамок (6 шт.) с пустыми, но полномерными сотами медоносной пчелы («сушь»), почти наверняка почувствует нечто через несколько минут. А вот у кого болит голова — через считанные минуты простится с болью, во всяком случае, на несколько часов. Мои обезболиватели успешно применяются в разных уголках страны — секрета из этой своей находки я не делал. Излучение четко уловимо рукой, если ее ладонью вверх подносить снизу к футляру с сотами, который может быть картонным, фанерным, а еще лучше — из жести, с наглухо запаянными швами. Такой вот еще один насекомий подарок...



Назначение глубоких ямок на покровах насекомых — создание защитного волнового поля, как у Осеблестянки, такая защита ей нужна, она подсовывает свои яйца в гнезда других ос и пчел...
Вначале я рассуждал так: с медоносной пчелой люди имеют дело тысячелетия, и никто не пожаловался на что-либо неприятное, кроме, конечно, случаев, когда пчелы жалят. Подержал рамку с сушью над головой — работает! Остановился на комплекте из шести рамок. Вот и вся история этого, в общем-то нехитрого, открытия.

Совсем иначе действует старое осиное гнездо, хотя размер и форма его ячеек очень близки к пчелиным. Но есть и существенная разница: материал ячеек, в отличие от восковых сотов, более рыхлый и микропористый, это бумага, кстати, бумагу первыми изобрели осы, а не люди. Осы скоблят старые древесные волокна и смешивают их с клейкой слюной, стенки ячей много тоньше пчелиных, расположение и размер сотов — тоже иной, да еще и есть внешняя слоистая оболочка, тоже из бумаги, в несколько слоев, с промежутками между ними. Ко мне поступали сообщения об очень неблагоприятном воздействии нескольких осиных гнезд, построенных на чердаке. Да и вообще большинство многоячеистых устройств и объектов, обладающих сильно выраженным ЭПС, в первые минуты или часы на людей действуют далеко не благотворно; соты медоносной пчелы — одно из немногих исключений.




Шмель у кирпичной стены нашего дома.
А когда в шестидесятых годах в нашей исилькульской квартире жили шмели, я не раз наблюдал такое. Иной молодой шмелек, пробравшись через длинную трубку из улья к летку в форточке и впервые покидая дом, не очень добросовестно запоминал местонахождение летка и потом долго блуждал у окон не только нашего, но и соседнего, похожего на наш, дома. А вечером, устав и «махнув рукой» на неважную свою зрительную память, садился на кирпичную стену дома точнехонько против улья и пытался меж кирпичами «проломиться» напрямик. Откуда было знать насекомому, что именно тут, в четырех метрах от летка в сторону и полутора метрах ниже, за толщей полуметровой стены — его родное гнездо? Тогда я терялся в догадках, теперь же знаю, в чем дело; не правда ли, удивительная находка?

А теперь вспомним Город Помпилов в Питомнике — когда эти осы охотницы прямехонько возвращались не только в данную точку местности, но и в совсем другой пункт, куда был перенесен ком земли с норкой: там, несомненно, работал волновой маяк, создаваемый полостной структурой гнезда.

солнце

История Русского Права. Самоквасов

Dmitry_Samokvasov_2

Самоквасов Дмитрий Яковлевич
 (1843—1911, Москва) — русский археолог, историк права, архивовед, профессор Императорского Варшавского университета,
заслуженный профессор Императорского Московского университета.

Родился 15 (27) мая 1843 года в семье мелкого дворянина Черниговской губернии на хуторе Малотечь. Учился в Новгород-Северской гимназии, из которой ушёл в последнем выпускном классе; в июле 1862 года поступил в Демидовский юридический лицей, а в 1863 — в Санкт-Петербургский университет. В 1868 году окончил юридический факультет Петербургского университета с отличием, получив степень кандидата, и был оставлен для приготовления к профессорскому званию. С осени 1868 по весну 1871 года он изучал историю государственного права. В 1871 и 1872 года был в археологических экспедициях, по результатам которых утвердился во мнении, что городища представляют собой укреплённые поселения.
С июля 1873 года исправлял должность доцента кафедры истории русского права Варшавского университета. В декабре того же года в Киевском университете защитил магистерскую диссертацию «Древние города России» и был утверждён в должности экстраординарного профессора Варшавского университета; с 1877 года — секретарь юридического факультета; с декабря 1883 — ординарный профессор. В 1887—1892 годах был деканом юридического факультета, а с ноября 1891 года исправлял должность ректора университета. В 1878 году защитил в Варшавском университете докторскую диссертацию «История русского права». В 1889 году знакомился с археологическими музеями в Кракове, Вене, Будапеште, Афинах, Константинополе и Неаполе.
В январе 1892 года вышел в отставку и был назначен управляющим Московского архива Министерства юстиции (ныне входит в состав РГАДА). Одновременно, с 1894 по 1911 год) преподавал на кафедре истории русского права юридического факультета Московского университета — сверхштатный экстраординарный профессор (с апреля 1894), ординарный профессор (1895–1911); заслуженный профессор (с 1900). Также преподавал историю русского права в Московском императорском лицее, читал открытые лекции по археологии и истории.
История Русского Права ПДФ скачать

samokvasov1
Самоквасов Дмитрий Яковлевич
История русского права
Оригинальное название: Исторiя русскаго права
Издательство: Товарищество типографии А.И. Мамонтова
Место издания: М.
Год издания: 1899
Количество страниц: 172 с.
Рубрики: Отечественная история
В своем труде автор ставит задачу познать и систематически изложить содержание и условия происхождения и прогрессивного развития институтов действовавшего и действующего права русского народа. В истории русского права он выделяет четыре периода, соответствующие четырем эпохам политической организации русского народа: эпохе племенных государств, эпохе удельных государств, эпохе московского государства и эпохе российской империи. Особое внимание уделено источникам права, их научной критике. Автор также останавливается на учении Татищева, Шлецера, Каченовского, Погодина.


samokvasov2
Оригинальное название: О городищахъ и курганахъ въ землѣ сѣверянъ и ихъ значенiи въ исторiи
Издательство: Губернская типография
Место издания: Чернигов
Год издания: 1872
Количество страниц: 16 с.
Рубрики: Отечественная история
Городища и курганы – памятники жизни северян языческого периода. Автор брошюры полемизирует с Гебгарди, Шлецером, Карамзиным и другими историками, считавшими древних северян полудиким народом. Руководствуясь данными археологических раскопок, он доказывает, что северяне языческого периода – народ значительно цивилизованный, с политическими союзами, политической властью, общими обычаями, народ культурный.

samokvasov3

Самоквасов Дмитрий Яковлевич
Оригинальное название: Къ вопросу о государственныхъ цвѣтахъ древней Россiи
Издательство: Тип. В.М. Саблина
Место издания: М.
Год издания: 1910
Количество страниц: 22 с.
Рубрики: Отечественная история
Государственный цвет проявлялся в древности на военных знаменах-стягах,
хоругвях-штандартах и в печатях и гербах на государственных грамотах.
Автор, проработав документы Московского архива министерства юстиции,
делает вывод о роли алого, черного, красного, белого и золотого цвета.

samokvasov4

Самоквасов Дмитрий Яковлевич
Оригинальное название: Замѣтки по исторiи русскаго государственнаго устройства и управленiя
Издательство: Печатня В.И. Головина
Место издания: СПб.
Год издания: 1870
Количество страниц: 106 с.
Рубрики: Отечественная история
В настоящей работе автор рассматривает три темы: «
Современное состояние вопроса о государственных
и общественных отношениях в удельный период Древней Руси
(1)»; «Значение слова «вече» в летописях (67);
«Вече как орган верховной политической власти народа (76)»

samokvasov5


Самоквасов Дмитрий Яковлевич
Оригинальное название: Главнѣйшiе моменты въ государственномъ развитiи Древней Руси и происхожденiе московскаго государства
Издательство: Тип. К. Ковалевского
Место издания: Варшава
Год издания: 1886
Количество страниц: 106 с.
Рубрики: Отечественная история
В книге объединены две работы юриста и археолога Самоквасова Дмитрия Яковлевича,
написанные им во время службы профессором русского права в Варшавском университете:
«Главнейшие моменты в государственном развитии Древней Руси» и
«Происхождение Московского государства (история порядка преемства великокняжеской власти в Московском государстве)».

samokvasov6

Эту сложнее всего найти для скачивания

Автор: Самоквасов Д.Я.
Место издания: М.
Издательство: Синодальная Типография
Год: 1908
Страниц: 276
Формат: pdf
Размер: 53.97 MB
"Описание археологических раскопок и собрания древностей, составляющее содержание настоящего издания, представляет собой систематический свод дневников раскопок, произведенных мною с 1871 по 1891 г.
Мои археологические раскопки были начаты в то время, когда в исторической и археологической литературе господствовало учение о невозможности распределить языческие могилы Русской земли по историческим эпохам и народностям, а в частности распознать между ними могилы племен русских Славян языческой эпохи..."


Кто найдет все остальное- свистните!
Collapse )